Skip to content

Вход в систему

"МГ" в соцсетях

Общероссийский Народный Фронт

Не дай себя обмануть!

Госуслуги

Городской телеканал

Чворина школа

Владимир Чворо – основатель и первый редактор нашей газеты. В этой должности он проработал три десятка лет. Организатор и председатель городской организации союза журналистов. Прекрасный журналист. Мудрый руководитель. Человечный человек.

Этого человека уважали в городе. Его эрудированность и осведомленность во многих областях знаний поражали. Пользовался безграничным уважением и в коллективе. К его мнению прислушивались, спрашивали совета. Он был очень внимателен к сотрудникам, но настолько же и требователен. «МГ» удалось пообщаться с известным кузбасским журналистом Василием Попком, который начинал свою деятельность в берёзовской газете. Вот что он рассказал о том времени и о Владимире Денисовиче:

«…Когда я собирался в Берёзовский, мне сказали про Чворо, что он цыган. А он оказался круглоголовым и круглотелым здоровячком, ничего цыганского: остатки волос – русые, а глаза светлые и весёлые.
В его газету (а она была его – он создал ее с нуля) я попал двумя заходами. В 1967 году был заход как бы пробный, на пару месяцев. А спустя пару лет – основательный, на десятилетие.
Газета только-только обживалась в городе. Собственно, и город был какой-то необжитой, не вполне город: пара посёлков при шахтах и Октябрьский, состоявший в основном из щитовых одноэтажных домиков, которые по косогору поднимались к тайге.
Вокруг Октябрьского всё строилось. Всюду торчали башенные краны, бухали сваебои, ползали бульдозеры, ревели панелевозы. Создавалась индустриальная инфраструктура. Создавалось пространство для жизни. Естественно, в этом активно участвовала пресса, то есть газета «За коммунизм» (позже – «Мой город» – ред.).
По соседству с редакцией находилась главная власть – горком КПСС с горисполкомом, а с другой стороны – комендатура, где отмечались условно-освобождённые строители города.
Ещё не освобождённые ездили на стройки под конвоем с той стороны Шурапа, с Фёдоровки, где за высоким забором с колючкой был лагерь общего и усиленного режима. Со временем условно– и не условно-освобождённые, как правило, становились безусловными горожанами.
В редакции меня встретили приветливо. Объяснили, что отныне я – литературный сотрудник отдела культуры и быта с месячным окладом 80 рублей, с перспективой гонорара в червонец, а жить буду в рабочем общежитии с другим литературным сотрудником, из промышленного отдела, – Володей Ивановым. Но первый берёзовский эпизод моей жизни пролетел как-то быстро и незаметно.
Начну со второго захода, с возвращения в редакцию. Оно, впрочем, было похожим на первое. Поменялся только отдел, в котором я начал работать – меня направили в промышленный отдел. Всё остальное осталось прежним. Ну, кроме некоторых людей. Ушли взрослые сотрудники-мужики, кто куда. Остался Чворо и две трудолюбивые женщины – Татьяна Уланова (она же жена редактора) и Елена Соколова (она же жена председателя исполкома). Ещё машинистка Люда. И мы – околодвадцатилетний народец, который Владимир Денисович учил и научил работать, не оглядываясь на выходные.

Сорокалетний, нам он казался стариком. Мы его уважали и побаивались. Так было, пока мы сами малость не заматерели, и уже не надо было никого подгонять, никому ничего подсказывать. Благо, газетных тем и поводов для публикаций, в массе своей производственных, было полно и ещё сверх этого «полно».
Чтобы мы стали матёрыми, Владимир Денисович придумал систему газетных рубрик и график их сдачи. За неисполнение начислялись штрафные баллы, за хорошее исполнение – плюсики.
Первое время мы выли и ругались, но потом смирились, привыкли и почувствовали, что можем и умеем. Потогонная «Чворина система» дала свои результаты, газета вышла в самые толковые в Кузбассе среди городских, и уже к нам стали присматриваться заезжие редакторы и «сватать» на свою сторону.
Между тем, мы не хотели никуда уходить. Рос город, и мы вместе с ним. Нам было вполне хорошо и уютно. Мы знали всех. Все знали нас. А если не знали по имени, то знали, что «корреспондент» и что «у Чворы работает». Идёшь по пешеходной дорожке в микрорайон и голову отматываешь, отвечая на приветствия.
Контора была дружной, жила вполне семейной жизнью, мы были в курсе всех проблем друг дружки. Редакционная молодёжь стремительно женилась, рожала детей, вселялась в новые квартиры, по большей части, первые в своей жизни, которые помогал «выбивать» редактор. Чворо явно наслаждался ролью патриарха, разрешая конфликты, миря и благодетельствуя.
Мы читали книжки (редактор выдвинулся в число главных книголюбов города), писали стихи, выпускали забавную стенгазету, выезжали на природу, когда только-только начинала проклёвываться колба, отчаянно веселились по праздникам прямо в редакторском кабинете, а наш шеф не отставал от молодёжи и смешно «клеился» к нашим жёнам и ещё не жёнам.

В Шурапе тогда было много рыбы – напротив строящейся обогатительной фабрики. На микрорайоне, где сейчас больничный городок, осенью было полно опят. До пляжика на Барзасе – двадцать минут ходу.
Мы были довольно способными ребятами, вокруг редакции постоянно табунились местные литераторы и в конечном итоге трое из нас: Володя Соколов, Володя Иванов и я, стали не только приличными журналистами, но и вполне ничего себе поэтами и писателями. Газетная подёнка, закалив нас, творчески не высосала и не засушила.
Ныне покойный Анатолий Шишкин ушёл в редакторы осинниковской газеты. Витя Королёв после Новосибирской партшколы и Академии общественных наук сделал карьеру в Москве. Заметным явлением для кузбасской журналистики стал Николай Кузнецов. (Хороший газетчик получился и из Игоря Алехина, который пришел попозже, но тоже успел пройти «Чворинскую школу», в настоящее время работает в областной газете «Кузбасс» и нынче завоевал высшую профессиональную премию страны «Золотое перо России», став лучшим журналистом страны – ред).
Продуктивными остаёмся по сей день. Не исписались. Сегодня мне кажется, что так получилось из-за Владимира Денисовича – ему нравилось живое слово на газетной полосе, а нам нравилось, что ему нравятся наши тексты…»
Владимир Чворо родился 16 сентября 1926 года, скончался 2 мая 2005 года. На памятнике, установленном на его могиле, эти даты разделяет маленькая «тирушка». Что за ней? А за ней – целая жизнь. Учеба в школе, в Московском институте иностранных дел, в высшей партийной школе. Учительство (был в биографии Владимира Денисовича и такой факт). Продуктивная деятельность в районных газетах Кузбасса и в Берёзовской городской газете. Поэтическое творчество. Краеведение: работа в архивах, выпуск брошюр и буклетов.
За свою многогранную деятельность Чворо вручали городские, областные, правительственные награды. Он – Заслуженный работник культуры,  Почетный гражданин города. Города, которому он отдал себя без остатка.
P.S. Коллектив редакции газеты «Мой город» принял решение ходатайствовать перед городским Советом народных депутатов об установлении мемориальной доски на доме, где жил Владимир Чворо.

  • Семидесятые годы. Активисты, штатные и внештатные сотрудники городской газеты. Крайние слева: еще молодой, но уже перспективный Василий Попок и мэтр Владимир Чворо. Фото из архива редакции.   

 

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (3 голосов)
AdaptiveThemes